?

Log in

No account? Create an account

[reposted post] Вас ограбят в воскресенье



10 сентября в Москве будут выборы муниципальных депутатов, но про них никто не знает. Сегодня я попытался найти хоть какую-то информацию о выборах, но вокруг тишина! Казалось бы, уже через 4 дня откроются избирательные участки по всей Москве. Кандидаты вышли на финишную прямую, а мэрия должна призывать людей идти голосовать.

Но информационные стенды пусты! На улицах нет привычной рекламы, призывающей прийти на выборы. Нет агитации, нет предвыборной суеты... Я сегодня ходил по разным районам Москвы, и нигде нет никакой информации! И тут – о, чудо! – на одном из стендов я замечаю агитацию от коммунистов. Но не успеваю я достать камеру, как из-под земли появляется печальное тело дворника, который, как зомби, не спеша срывает листовку.

— А зачем вы агитацию срываете? Она ведь на информационном стенде, — спрашиваю я.
— Сказали, агитировать нельзя, — буркнул дворник, скомкал объявление и поспешил в свой подвал...
— Как "нельзя"? Кто сказал?

Но дворник уже исчез так же неожиданно, как и появился... Нет, это вам кажется, что это всё ерунда какая-то, а мне было жутко! Как в фильме ужасов. Тишина, пустой двор, дождь идёт, пахнет осенью, и этот дворник, скрипучим голосом сообщающий, что "нельзя"...

Read more...Collapse )


80 лет назад, 30 июля 1937 года, был подписан печально известный приказ НКВД № 00447, который сделал возможными репрессии не только в отношении партийного и военного руководства, но и в отношении любого жителя СССР.

Под ударом оказались буквально все, потому что границы категорий людей, которых рекомендовалось репрессировать, были слишком размытыми. А чекисты были рады угодить руководству и загребали "антисоветских элементов" широким бреднем.

В общей сложности Ежов (читай Сталин) собирался репрессировать почти 269 тысяч человек, из которых 76 тысяч предлагалось расстрелять.

Но тройки НКВД на местах проявили рвение. В результате до 1 ноября 1938 года только в рамках приказа № 00447 было арестовано более 700 000 человек, а в общей сложности – более 1,5 миллиона. "Тройки" признали виновными в той или иной антисоветской деятельности более 1,33 млн человек. Более 660 000 человек (по разным оценкам, от 668 до 681 тысячи) были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны. Остальные отравились в лагеря и тюрьмы, абсолютное большинство – на 10 лет.

Давайте представим, что всё это происходит в современной России. Включайте воображение.

Read more...Collapse )
Я тут за последние дни столько уже написал про митинг 14 мая, сколько, наверное, не писал ни про одно другое протестное мероприятие. И это даже мне самому странно, потому что у меня нет никакой квартиры в пятиэтажке, и не было никогда. Опыт жизни в хрущобе есть — тесная двушка на последнем этаже без лифта, у метро «Молодёжная», где я жил с родителями до 1973 года — и даже по сей день эта пятиэтажка там стоит, но назвать её удобным жильём язык у меня не повернулся б… Так какое мне дело до митинга 14 мая на проспекте Сахарова?

А именно потому мне и есть до него дело, что в городе моём идёт открытая война между властью и населением. Мастер эвфемизмов Григорий Ревзин описывает её обтекаемой формулой, говоря, что у собянинской команды плохо с пиаром, и эта фраза вполне самодостаточна, если в ней ключевое слово расшифровать и на русский язык перевести. Пиар — это ведь, на самом деле, сокращение от английского PR, что означает public relations, связи с общественностью. Буквально этой самой связи с Москвой и её жителями у собянинской команды нет, и никогда не было. Есть видение того, как должно быть устроено светлое будущее столицы, и москвичей в это будущее загоняют пинками. Народ в ответ по большей части безмолвствует, а тем, кто высказывает недовольство публично, режут колёса, поджигают квартиры, избивают их в подъезде и плещут в лицо кислотой. Допускаю, что делается это не по личному указанию Собянина, но городские порядки, заведённые в управах его фавориткой Анастасией Раковой, иных форм диалога с населением не предполагают.

«Закон о реновациях» — тот редкий случай, где коса нашла на камень, потому что очередная попытка загнать горожан пинками в светлое будущее затрагивает интересы 1,6 млн столичных жителей в предвыборный год, и далеко не все они одобряют законопроект об аннулировании их имущественных прав. Впервые за все годы собянинского правления от уровня протестной активности москвичей что-то вообще зависит — и в городе, и по всей стране, потому что «закон о реновациях», внесённый в Госдуму, имеет федеральный статус, и за реакцией Москвы на эту инициативу следят в Кремле. Собянин сегодня — такой же заложник ситуации, как и мы все. От того, как мы себя поведём сегодня, зависит весь дальнейший диалог между властью и горожанами. Ярким примером того, как этот диалог выглядит сейчас, является вчерашний снос усадьбы Неклюдовой на улице Малой Бронной, в центре Москвы (и множество других собянинских варварств с историческими зданиями в прошлые годы).

Мы видим судорожные попытки Анастасии Раковой соорудить видимость общественной поддержки: митинг в Сокольниках, спам в соцсетях, стратегические совещания хозяйственного актива про «отрывание рук», неустанное зомбирование по ящику. И эта суета неслучайна: ведь ни для сноса торговых павильонов, ни для введения платной парковки, ни для ликвидации троллейбусных маршрутов, ни для закрытия метро «Мякинино», ни для шестикратного перекладывания плитки по всему центру Москвы волеизъявлением горожан никто не заморачивался. Не было ни митингов в Сокольниках, ни флэшмобов поддержки в соцсетях. Тупо приезжал бульдозер и сносил. Или вывешивалось на сайте мэрии объявление: был у вас, граждане, троллейбус — и нет его теперь. Мы так решили.

Возможна ли иная форма диалога власти с гражданами? Ответ на этот вопрос зависит сегодня от нас, от нашей готовности оторвать жопу от стула и прийти 14 мая на Сахарова. От нашей готовности потратить время, разъясняя согражданам, почему законопроект «о реновациях» касается каждого, независимо от того, есть у него собственность в пятиэтажках, или нет, и не было никогда.

Поэтому так важно об этом писать и рассказывать. Не часто в нашей жизни представляется возможность на что-то реально повлиять. И дело каждого, кто не хочет дальше исполнять роль мебели в своём собственном городе — выйти и открыто об этом нежелании заявить.

Заборчики для газона

Одно обращение через angrycitizen и газон вдоль парка "Красная Пресня" защищен от парковки.

Было




Стало



Прошла встреча с управой Котловки. Люди не поместились в зале для встречи, стояла толпа на улице. Я в зал поэтому попал не сразу. С собой было 30 листовок, разошлись влёт. Дальше раздавал распечатанные выдержки из Конституции и ЖК, которые я думал использовать как плакаты. Что удалось услышать:
1. У нас уже есть стартовые дома. Это недостроенные дома обанкротившегося застройщика, как я понял.
2. Кроме собственников, голосовать за снос будут ЖИТЕЛИ! То есть любые люди, зарегистрированные в доме. На мой вопрос о том, с чего это не собственники решают судьбу дома, и что в ЖК явно написано про собственников, ответили, что я неправильно понимаю ЖК. Вроде я спрашивал еще про Конституцию, но ничего не ответили.
В целом порадовало, что пришло много людей. Большинство либо уже читало законопроект и выступает против, либо про законопроект не знают, но действий властей опасаются. Были и желающие улучшить свои жилищные условия за чужой счёт, но их было меньше, чем я предполагал.
Представители управы транслируют действия Собянина и выглядят довольно жалко. Ответов по существу я не услышал.

Столбики мне запили!

Около дома по адресу проспект Вернадского, 89к4, около входа в парк регулярно парковались машины на газоне. Было вот так:



Написал заявления в Департамент природопользования и Департамент жилищно-коммунального хозяйства. В итоге пришли отписки из Департамента природопользования, МАДИ и Префектуры. Все написали, что они тут как бы не причем, хотя префектура пообещала вынести преложение на Совете Депутатов. Но столбики в итоге появились!

Стало:

Отправил заявку про ямы на проезде между пр Вернадского 103к5 и 89к3: http://www.angrycitizen.ru/case/686679

Ямы залатали. Сделали плохо, но на год должно хватить. Раньше было намного хуже: талой водой вымыло глубокие промоины.
Результат
19 марта написал через gorod.mos.ru сообщение о ямах около дома проспект Вернадского 89к1. Сообщение отклонили, но при этом отправили в электронную приемную Правительства Москвы. Ямы в итоге заделали.

Было



Стало



Обратная связь работает. Но качество работ плохое. Если каждый будет писать заявлкения, то им будет дешевле отремонтировать сразу нормально, чем реагировать каждый раз.
Сходил сегодня на встречу. Народа было мало.

Депутаты от КПРФ делают вид, что пытаются выступать против. В итоге оказалось, что законопроект в целом они поддерживают, и лишь предлагают внести поправки.

Все концентрируются на второстепенных вещах: куда и откуда будут переселять, кто на этом заработает, и в тень уходит основная, как мне кажется, основная проблема законопроекта -- частная собственность перестает быть частной собственностью и может быть отнята по желанию чиновника. Также принятие закона создает опасный прецедент -- вместо соблюдения законов, которые защищают конкретные права и свободы граждан, менять эти законы для извлечения сиюминутной выгоды.

Запомнились выступления Елены Шуваловой -- депутата МГД от КПРФ (она единственная, кто проголосовала в итоге против), и Парушиной Александры Евгеньевны -- мундепа Хамовников.

После митинга зашел в МГД, написал заявление против законопроекта.
Радует, что какая-то активность по защите прав есть, но людей явно недостаточно для сильного протеста.

Репортаж Новой Газеты
Еще один репортаж Новой Газеты